среда, 11 февраля 2015 г.

Переписывать историю - неправильно

Сейчас все кому не лень, включая ведущих политических деателей, любят переписывать историю. Герой интервью из тех, для кого это недопустимо. Николай Коломиец - реконструктор и неравнодушный к истории страны человек.



Блоггер ArLe распросил у Николая, что такое историческая реконструкция, почему он часто использует тему Второй мировой войны и зачем он вообще занимается этим делом. 

— Как бы вы сформулировали, что такое историческая реконструкция?

Н: Сложный вопрос. Для меня это в первую очередь способ ощутить на своей шкуре историю. Своеобразное окно в прошлое. И напоминание всем нам, что подобное не должно повторяться.

— Расскажите о самой последней реконструкции, в которой вы участвовали.

Н: Последняя... Это было ежегодное мероприятие - Реконструкция эпизода Афганской войны. Короткая — минут на 20 — зарисовка событий тех лет: советский разведчик, маскируясь под немецкого корреспондента, снимает момент передачи ПЗРК «Стингер» моджахедам. Разведчика раскрывают и захватывают в плен, но на помощь приходят мотострелки и десантники на БТРах. Завязывается бой, советские войска вызывают вертолет для поддержки, и все заканчивается победой. Это сюжет. А личные ощущения... Жара, на броне «коробки» — как на сковородке, сидишь, ворочаешься, ждешь. Наконец, команда «Пошли!» Коробочка влетает в карьер, белые пятна перуханов между камней, прыгаешь с брони, чуть не рухнув носом. И тут замечаю снайпера, и начинаются прыжки в разные стороны — прицел сбить. Только обошел — а тут все и закончилось. Так обычно и воспринимаешь — кусками телеграфной ленты. Потом пообщались с ветеранами — они всегда рады таким мероприятиям. Ну и все.


— Много обычно зрителей бывает?

Н: Если это не междусобойчик вроде тактики, то мероприятие обычно для зрителей и проводится. Основная цель ведь — показать, как оно было, не дать забыть. А такой формат гораздо более наглядный и запоминающийся, чем фильмы или рассказы. Фильмы, кстати, мы тоже снимаем. А количество зрителей... до 30 тысяч бывало доходило.

— Когда бои происходят — все на самом деле? Люди реально дерутся?

Н: Конечно же. А после реконструкции специальные команды убирают убитых и раненых, а клубы объявляют новый набор. На самом деле не знаю, как в реконструкции средних веков, не занимаюсь я пока этим, а в реконструкции Второй Мировой и Гражданской реальная драка чревата тяжкими последствиями. Поэтому рукопашный бой — только постановочный. Да и не станешь же друзей бить прикладом по голове А вот основной ход сражения, тактические действия — тут все как в жизни.

— Подготовка много времени занимает?

Н: Теоретическую часть начинаем обсуждать минимум за полгода. Поисковики и историки разрабатывают сценарий, остальные обсуждают вопросы быта, размещения, досуга. Выбирается и согласовывается место проведения мероприятия, мехводы готовят технику. Где-то за два-три дня до мероприятия, реже — за неделю, выезжаем в поля и начинаем подготовку уже там — ставим лагеря — отдельно советский, отдельно немецкий. Подготавливаем поле боя — роем окопы, готовим пиротехнику. Потом репетиция и само мероприятие. После мероприятия — общение со зрителями, разборка лагерей — и по домам.


— А костюмы откуда берутся?

Н: Из шкафа. А туда они попадают от мастеров, которые шьют их. Или из магазинов. Раньше было сложнее, а сейчас, когда в Европе направление Живой Истории очень развито, достать что угодно — не проблема, были бы средства и желание.

— Это правда, что реконструкторы для изготовления костюмов используют только те инструменты, которые существовали во время этого костюма в прошлом?

Н: Это больше для средних веков. Машинный шов на сорочке 13 века — не есть красиво. Хотя больше внимания всегда уделяется внешнему виду костюма, чем способу его изготовления, есть и большие энтузиасты, которые предпочитают ручное изготовление с помощью аутентичных инструментов.


— Некоторые считают реконструкцию уходом от реальности. Вы с этим согласны?

Н: Знаю такую точку зрения. И про жизнь по схеме «работа-дом, а из достижений — фото обеда в инстаграме» тоже знаю. Реконструкция — это способ разнообразить эту реальность, узнать что-то новое. Вот когда реконструкция становится важнее всего остального — вот это плохо.

— В чем основная разница между ролевиками и реконструкторами, помимо того, что реконструкторы отыгрывают только реальные события прошлого?

Н: На мой взгляд, для ролевиков важен отыгрыш, возможность воплотиться в роли кого-то другого — персонажа, исторического лица — показать свое видение данной личности. Для реконструкторов основное — это участие в событиях прошлого, оставаясь при этом самим собой.

— Сколько лет вы уже этим занимаетесь?

Н: В своей первой реконструкции я принял участие в в 2009 году.

— А с чего началось?

Н: Наверное, с общего интереса к истории. А потом впервые поучаствовал и все — втянулся.

— Вы часто отыгрываете Вторую Мировую. Это какой-то особый интерес?

Н: Вторая Мировая — самая страшная война в истории. Память о ней надо сохранять, хотя бы для того, что бы не повторить ошибок прошлого. А сейчас имеется тенденция переписывать историю как угодно — и это неправильно. Кроме того, почти в каждой семье, были те, кто воевал. У меня прадед до Берлина дошел — вот и так память о нем сохраняю. Думаю на средние века собраться со временем, но пока это только планы.

— Вы планируете заниматься этим всю жизнь или только до определенного возраста?

Н: Сколько смогу — столько и буду заниматься. Возраст такому увлечению — не помеха, у нас и пенсионеры и школьники участвуют.

— Меняет ли человека такое увлечение?

Н: Трудно сказать. Скорее, меняется восприятие событий. Люди, которым не интересна история, вряд ли придут в реконструкцию и проникнутся духом времени. Просто для каждого человека изменения индивидуальны - кто-то становится более собранным, кто-то - более ответственным ну и далее в том же ключе.

— Вам комфортно жить в текущем моменте истории или хотелось бы пожить в другое какое-нибудь время в прошлом? Или даже в другой стране?

Н: Побывать — хотелось бы. А жить... нет, меня вполне устраивает и наше время. Ну а что не устраивает, то можно и нужно менять к лучшему. А сидеть жаловаться на то, что время не то, страна не та и вообще — глупость несусветная.

— Что успеете сделать за 60 секунд?

Н: Автомат разобрать. Минута — это срок большой.

По материалам блога. 




Комментариев нет:

Отправить комментарий