пятница, 2 октября 2015 г.

Безопасность требует жесткости



Конкурентоспособность, мобильность, комфорт и скорость являются главными атрибутами XXI века, — считает начальник Белорусской железной дороги Владимир Морозов. Среди тех, кем по праву гордится многотысячный коллектив, — первый машинист поезда бизнес-класса Штадлер Николай Рубайло. 




— Николай Михайлович, слышала, вы родом из России. А как судьба привела вас в теперь уже родную Беларусь? 
— Окончил в Брянске железнодорожный техникум и по распределению попал на Белорусскую железную дорогу. Начинал в моторвагонном депо "Минск" с должности помощника машиниста, постигал азы мастерства. Не успел оглянуться — за плечами почти двадцать лет стажа. 

— Помните первую самостоятельную поездку? Страшновато было? 
— Первая самостоятельная поездка была в Оршу. Расстояние в 212 километров немаленькое для такого случая. Я был готов и морально, и профессионально к этому шагу, но, честно говоря, немного вспотел. Все-таки работа машиниста связана с повышенным чувством ответственности за сотни пассажиров, которые находятся в буквальном смысле за твоей спиной. 


— Сколько лет вы числились помощником машиниста, перед тем как сесть за пульт управления? 
— Лет шесть. Чтобы стать машинистом, надо пройти длительный путь. Для начала ты должен закончить профильное учебное заведение — училище или техникум. Потом отработать определенное количество лет, затем отучиться на машиниста. В Беларуси за подготовку таких кадров отвечает Барановичский учебный центр. За полгода учебы ты получаешь право управления электропоездом. По сути, это права, но, имея их на руках, не значит, что стал машинистом. Хотя и приблизился к своей мечте на шаг. Затем в депо, по мере надобности, учитывая результаты твоей работы и рекомендации машиниста-инструктора, который видел твое отношение к делу, появляется уже реальный шанс стать машинистом. Тебя приглашают на внутренние экзамены, и снова приходится, выражаясь фигурально, напрягать мозги. Ты понимаешь, что кое-что из пройденного материала немного подзабыл, садишься за книжки, обновляешь знания. Скажу так: Правила дорожного движения — детский лепет по сравнению со всеми нашими многочисленными инструкциями и правилами технической эксплуатации. Это объемы, сравнимые с "Войной и миром"! И все это надо досконально выучить, вникнуть в суть и успешно пройти испытание. Сегодня я уже машинист-инструктор, а это значит, что у меня есть свои ученики. Обучаю их, и сам в то же время совершенствуюсь для того, чтобы быть в ногу со временем и чтобы иметь моральное право спрашивать с подопечных. Получается, что в философском смысле я и сам вечный ученик. Как говорят на железной дороге, если хочешь быть машинистом, надо быть готовым, что всю жизнь проходишь комиссии и сдаешь экзамены. 

— Насколько догадываюсь, здоровье у машиниста отменное? 
— Причем как физическое, так и психическое. У нас должны быть хорошо работающее сердце, стабильное давление, идеальный слух и отличное зрение. Здоровье машиниста проверяют постоянно. Проходим комиссии, где нас исследуют самые разные специалисты, только у психолога проводишь часа три-четыре. Поэтому приходится следить за здоровьем, заниматься физкультурой, правильно питаться. Люблю велосипед, баню. 

— Родные понимают, что вы должны быть всегда психологически спокойны и уходить из дома в нормальном настроении? 
— Пока не проехали в кабине, представление о работе у них было смутное. Зато теперь в этом плане — полное понимание. И, могу признаться, мне повезло, жена и дети — это действительно моя надежная опора. 

— А ведь начинали вы свой трудовой путь вовсе не с комфортного Штадлера, оборудованного кондиционером… 
— Долгое время ездил на рижских электропоездах ЭР-9. А в 2010 году прошла информация, что Белорусская железная дорога закупает швейцарские электропоезда. Некоторые мои коллеги поначалу немного побаивались новой техники, а я люблю всякие новинки с детства, поэтому с радостью согласился пройти курс обучения в Венгрии. Зато сегодня мои сослуживцы по-доброму завидуют тем, кто водит новенькие Штадлеры, и с удовольствием бы перешли на них. Но пока в арсенале железной дороги их только 16, поэтому на всех желающих не хватает.

— Насколько отличаются поезда нового поколения от старых? 
— Разница как между "Запорожцем" и "Мерседесом". Дизайн, функционал, наличие кондиционера, словом, это другое поколение поездов. 


— А минусы какие-то есть? 
— Минусов нет, разве что только один — цена (смеется — Прим.). Штадлер -— удовольствие не из дешевых. 

— Вы помните тот момент, когда в депо прибыл самый первый "гость из Швейцарии"? 
— Конечно, это было в конце февраля 2011 года. Поскольку колея наших и западных дорог разная, то комплектующие вначале доставили на завод в Барановичах, там этого красавца и собрали. Приятно, что мне первому доверили вести до Минска первый Штадлер. Помню, когда прибыл в столицу, коллеги обступили поезд, рассматривали, трогали, мол, что за чудо такое заморское. В июне была тестовая эксплуатация с пассажирами, а 9 сентября состоялось торжественное открытие, на котором присутствовал и Президент Александр Лукашенко. 

— Сильно волновались, узнав, кого придется везти в кабине? 
— Конечно, но, как только Президент оказался рядом, волнение как-то сразу улеглось. 

— Вы, наверно, провезли Александра Григорьевича с ветерком? 
— Нет, мы ехали до Ждановичей, а там с ветерком никак нельзя. Вообще, за превышение скорости, даже на километр, у нас на железной дороге строго наказывают. Все параметры поездки записываются на специальную электронную карту, в конце смены она сдается, и группа занимается расшифровкой. За каждое нарушение несет ответственность машинист. Если бы водители автомобилей относились к выполнению правил дорожного движения как мы, аварий на дорогах у нас бы не было вообще. 

— В СМИ часто рассказывают о масштабных серьезных авариях на железной дороге, которые происходят в европейских странах. Нас, к счастью, Бог миловал… 
— Дело в различии систем безопасности, наша намного жестче. Когда-то в Испании поезд завалился набок, погибли люди. Как оказалось, он превысил скорость на участке чуть ли не в два раза! В принципе, у нас такого быть не может. Если превысил, скажем, скорость на три километра и в течение семи секунд не вернешь ее обратно, сработает автоматическая система безопасности. 

— Однако не все же ездят на современных Штадлерах с подобной блокировкой скорости. 
— Поверьте, на всех типах поездов у нас аналогичный жесткий контроль всех параметров, и мои коллеги скоростной режим строго соблюдают. Высокий уровень осторожности, соблюдение всех требований безопасности обязательны для человека, от которого зависит здоровье и жизнь большого количества людей. Во всех звеньях цепи машинист является последним, кто в случае чего может все исправить. Малейшее ЧП — будет не стрелочник виноват, а наш брат машинист. Вообще, технически и физически наша работа требует таких качеств, как выносливость, сила, умение сосредоточиться на управлении сложной техникой, не отвлекаясь на постороннее. 

— Николай Михайлович, ваше хобби? 
— Люблю путешествовать, узнавать разные страны. Все новое манит, хочется побольше посмотреть, а впечатления остаются на всю жизнь! 

Автор - Елена ЕЛОВИК

Комментариев нет:

Отправить комментарий